четверг, 23 марта 2017 г.

Судебная практика по взысканию неосновательного обогащения


Неприятность неосновательного обогащения практически в любое время разрешается лишь по суду. Так как, в случае если организация получила чужие средства, как задаток, залог либо, даже, платеж на расчетный счет, она считает их своими и далеко не всегда готова вернуть деньги законному обладателю. В свежем обзоре судебной практики — споры о неосновательном обогащении.

1. Переплата арендной платы — неосновательное обогащение



В случае если случился односторонний перерасчет арендной платы арендодателем, а нормативные акты, которые разрешали такие изменения, были признаны недействующими, и появилась переплата арендных платежей, она должна быть возвращена организации-арендатору, как неосновательное обогащение арендодателя. Так решил Арбитражный суд Центрального округа.


Сущность спора



Организация обратилась в арбитражный суд с иском к горадминистрации Смоленска о взыскании неосновательного обогащения в виде излишне уплаченной арендной платы, и процентов за пользование чужими финансовыми средствами. Такое неосновательное обогащение, согласно точки зрения истца, появилось у ответчика в следствии заключения между ними договора аренды нежилых помещений сроком на 5 лет. На протяжении действия договора размер арендной платы подлежал ежегодному изменению арендодателем в одностороннем порядке на основании распоряжения горадминистрации Смоленска. Но это распоряжение было обьявлено нелегетимным по суду, как не соответствующее нормам закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ. Ставка арендной платы была возвращена к первоначальной, которую утвердили стороны при заключении договора и организации-арендатора появилась переплата за пару лет, которую она и требует вернуть.


Решение суда



Суды двух инстанций удовлетворили исковые требования организации. С выводами сотрудников дала согласие кассационная инстанция — Арбитражный суд Центрального округа, который в распоряжении от 24 января 2017 г. по делу N А62-42/2016 указал, что факт получения неосновательного обогащения ответчиком вполне доказан. Арбитры напомнили о норме из статьи 1102 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которыми лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами либо сделкой оснований купило либо сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно купленное либо сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК России.


Помимо этого, судьи сослались на правовую позицию, изложенную в Обзоре практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении, приведенном в письме Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49, которая показывает, что правила об обязательствах благодаря неосновательного обогащения подлежат применению также к требованиям о возврате ошибочно выполненного обязательства одной из сторон договора. В тексте документа сказано:


Как обоснованно указано судами, согласовав в контракте аренды условие, в соответствии с которым размер арендной платы за нежилое помещение устанавливается на основании соответствующего нормативного акта, стороны договора распространили воздействие такого акта на свои арендные правоотношения. Следовательно, изменение соответствующих арендных платежей обусловлено положениями действующих распоряжений органа местного самоуправления города Смоленска, определяющих ставку арендной платы.


Исходя из этого, администрация города Смоленска подобающа вернуть излишне уплаченные истцом суммы, и проценты за их применение, согласно приведенному расчету.


2. Факт получения неосновательного обогащения необходимо доказать



В случае если организация говорит, что перевела на счет другой организации финансовые средства без договорных отношений между ними, она подобающа доказать этот факт документами, которые будут надлежащим образом заверены банковским учреждением. При отсутствии таких доказательств, суд не может оценить факт получения чужих финансовых средств. К таким выводам пришел Арбитражный суд Столичного округа.


Сущность спора



Организация обратилась в арбитражный суд с иском к другой фирмы о взыскании суммы неосновательного обогащения. Такие финансовые средства по словам истца, ответчик получил на свой банковский счет со счета организации. Основанием платежа было указано перечисление средств согласно соглашению займа, не смотря на то, что, в самом деле, никаких договорных отношений между ответчиком и истцом не существовало. В качестве доказательства организация приложила к исковому заявлению банковскую выписку по своему лицевому счету, из которой видно, что в период с 09.04.2013 по 14.02.2014 истец перевел на счет ответчика четыре платежа на различные суммы, но с однообразным назначением платежа. Данный документ не был заверен банком.


Решение суда



Суды трех инстанций, включая Арбитражный суд Столичного округа, отказали организации в удовлетворении заявленных требований. В распоряжении от 9 марта 2017 г. по делу N А40-81268/2016 арбитры подчернули, что истцом не были представлены в суд доказательства, отвечающие требованиям допустимости в обоснование заявленных требований, ни иные документы, подтверждающие наличие у ответчика перед истцом задолженности в указанном размере. В то время как,нормами статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ найдено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те события, на которые оно ссылается как на основание своих требований. В спорной ситуации истцом не было представлено суду надлежащих доказательств, подтверждающих факт перечисления ответчику финансовых средств, исходя из этого обвинение ответчика в неосновательном обогащении признано несостоятельным.


3. Возвращенное неосновательное обогащение является внереализационными затратами



Организация, которая выплатила финансовое возмещение в следствии взыскания неосновательного обогащения по суду, в праве включить его в состав внереализационных затрат в целях налогообложения прибыли. При условии, что понесенные ей затраты документально обоснованы и соответствуют параметрам, установленным налоговым законодательством РФ. Так решил Верховный суд РФ.


Сущность спора



Коммерческая структура-продавец заключила с компанией-клиентом контракт купли-продажи нежилого здания, принадлежащего продавцу на праве собственности. По условиям договора купли-продажи право собственности на объект недвижимости переходит от продавца к клиенту с момента госрегистрации договора купли-продажи в Учреждении юстиции по госрегистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Москвы. Но в осуществлении госрегистрации перехода права собственности на основании данного договора было отказано, после чего продавец направил клиенту уведомление о расторжении договора и возврате имущества. Но клиент обратился в Арбитражный суд Москвы с иском о признании недействительным одностороннего отказа продавца от выполнения договора купли-продажи нежилого здания. Клиент просил суд обязать организацию-продавца произвести в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним регистрацию изменений в описании данного объекта. Продавец заявил встречный иск об обязании общества возвратить недвижимое имущество в связи с расторжением договора. Суд отказал в удовлетворении исковых требований клиента и удовлетворил встречные требования продавца.


Но спорное имущество клиентом не было возвращено, в следствии чего Арбитражным судом Москвы с него в пользу продавца было взыскано 22,6 млн рублей неосновательного обогащения, в размере арендной платы за пользование имуществом в спорные периоды. Эти суммы были включены организацией в состав внереализационных затрат в целях налогообложения прибыли.


Федеральная налоговая служба провела выездную налоговую проверку организации и установила неуплату налога на прибыль в размере 4,5 млн рублей в следствии завышения налогоплательщиком внереализационных затрат на сумму неосновательного обогащения за 2010 - 2012 годы в указанном выше размере. Не согласившись с решением налогового органа, повлекшим доначисление налога на прибыль, организация обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительным решения ФНС.


Решение суда



Суды трех инстанций отказали организации в удовлетворении заявленных требований. Арбитры сочли, что в силу положений пункта 1 статьи 1102 ГК России и пункта 2 статьи 1105 ГК России отнесение к внереализационным расходам в целях налогообложении прибыли, сумм неосновательного обогащения, уплаченного согласно суденому вердикту, является неправомерным. Потому, что экономическая выгода от уплаты этих сумм у организации не появляется. Помимо этого, финансовые средства, возвращенные согласно суденому вердикту, ранее не были учтены организацией в составе доходов, а возврат незаконно полученного дохода не образует затрат в целях налогообложения прибыли.


Но Судебная коллегия Верховного Суда РФ сочла ошибочной такую позицию арбитражных судов. В определении Верховного Суда РФ от 11.09.2016 N 305-КГ15-6506 по делу N А40-84941/2014 судьи указали, что, основным условием для принятия расхода к уменьшению налогооблагаемой базы, в соответствии со статьей 252 Налогового кодекса РФ, является их обоснованность и документальное подтверждение. В спорной ситуации, как установлено судами, недвижимое имущество употреблялось организацией как производственное помещение, в котором размещалось два сборочных цеха, испытательная станция и химическая лаборатория. В данных помещениях продукция организации проходила конечную стадию своего производства, реализовывалась клиентам. После чего чего у организации появился доход в виде выручки от реализации произведенной продукции. Следовательно, затраты в виде уплаты неосновательного обогащения за применение помещений без законных оснований по своей сути являются арендной платой, подлежащей уплате за такое применение недвижимости в целях осуществления предпринимательской деятельности. Об этом свидетельствует и расчет размера неосновательного обогащения, произведенный арбитражным судом исходя из стоимости аренды.


Так, понесенные организацией затраты документально обоснованы и отвечают параметрам, установленным пунктом 1 статьи 252 НК РФ и пунктом 1 статьи 265 НК РФ. Исходя из этого у налогового органа отсутствовали основания для отказа организации во включении уплаченных сумм потерянной выгоды в состав внереализационных затрат.


4. Неустойка по расторгнутому договору не яваляется неосновательным обогащением



В случае если организация, которая получила финансовые средства от третьего лица по расторгнутому по вине последнего договору, она может оставить их себе в качестве неустойки. Такие средства не являляются неосновательным обогащением и не подлежат возврату. Такое решил Верховный суд РФ.


Сущность спора



Организация обратилась в арбитражный суд с иском к государственному учреждению о взыскании неосновательного обогащения по прекращенному госконтракту. Требование у истца появилось на основании договора уступки прав требования другой организации, которая и перечислила свои средства в качестве обеспечения обязательств. Котракт был расторнут по вине этой организации, исходя из этого государственное учреждение не вернуло обеспечительный взнос.


Решение суда



Суды трех инстанций отказали истцу во взыскании неосновательного обогащения. Такую позицию поддержал Верховный суд РФ, который своим определением от 15 июня 2016 г. N 305-ЭС16-5701 отказал в передаче кассации для рассмотрения в судебном совещании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ. Судьи подчернули, что после оценки предоставленных в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ, судьи оценили имеющие значительное значение для верного разрешения спора события и изучили условия заключенного между ответчиком и третьим лицом госконтракта, и контракт залога. Руководствуясь статьями 328, 334, 337, 380, 381 и 1102 Гражданского кодекса РФ, суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска. Потому, что, признана очевидной направленность согласованного сторонами договора метода (список которых не является исчерпывающим) на обеспечение надлежащего выполнения поставщиком обязательства.



Посмотрите дополнительно интересный материал на тему юрист года. Это может оказаться полезно.

Комментариев нет:

Отправить комментарий